Криминал

Альфа-Траст. Государственный банк на службе Фридмана

Альфа-Траст. Государственный банк на службе Фридмана

Михаил Хабаров управлял Трастом в интересах А1 Михаила Фридмана для доступа компании к ликвидным активам санируемых банков. Государство только выделяло деньги на «оздоровление», не получая никакой выгоды

«Это наша корова, и мы её будем доить!» — указав на государство, однажды сказали Михаил Фридман и Ко. Наиболее успешно у них это получалось делать через «Траст», управляемый назначенцем из «А1», Михаилом Хабаровым, ныне слитом силовикам.

После ареста главного исполнительного директора банка непрофильных активов (БНА) «Траст» Хабарова и последовавшего затем предъявления ему обвинения в мошенничестве начали всплывать факты, свидетельствующие о наличии в деятельности топ-менеджмента банка, а также ФК «Открытие» конфликта интересов.

В частности, выяснилось, что входящая в «Альфа-Групп» компания «А1», которую в 2010–2014 гг. возглавлял Хабаров, получила от «Траста» и «Открытия», чьи токсичные активы были переданы в БНА, привилегированные условия при работе с плохими долгами. В результате под контроль «А1» попали наиболее результативные и перспективные, с точки зрения извлечения выгоды, кейсы. При этом выгодополучателями работы по возвращению долгов становятся структуры, близкие к «А1», чья деятельность в рамках договоров с «Трастом» и «Открытием» фактически оплачивается из средств санируемых ЦБ РФ банков, то есть государственными деньгами. Таким образом, государству наносится существенный ущерб в виде упущенной выгоды.

На конфликт интересов также указывает наличие в руководстве «Траста» большого количества выходцев из «Альфа-Групп», усиливших штат юристов банка. Членом правления банка, возглавляющим его финансовый блок, является бывший финансовый директор «А1» Филипп Лерман, а директором департамента финансовых расследований — экс-глава департамента аудита разведки и добычи управления внутреннего аудита в «ТНК-ВР» Станислав Криминский. Наличие в команде Хабарова представителей «Альфа-Групп» привело к значительному завышению фонда оплаты труда «Траста» — по сравнению с 2018-м, когда был создан банк плохих долгов, примерно вдвое, составив в прошлом году свыше 6 млрд рублей. А все члены правления банка по итогам 2019-го, помимо зарплат, получили не адекватные заявленным результатам работы по возврату долгов бонусы — в среднем по 180 млн рублей.

Хабаров пошёл. Кто следующий?

Сотрудничество «А1» с «Трастом» и «Открытием» оформлено непрозрачно. Тендеры на заключение контрактов на юридическое сопровождение и участие в банкротстве должников проводятся формально. Официальная информация о результатах проведенных конкурсов отсутствует. Также неясно, каким образом рассчитывается размер вознаграждения подрядчикам. Кроме того, уже в процессе наиболее выигрышные дела по возврату долгов передаются от ранее привлеченных контрагентов представителям «А1» и аффилированным с ней структурам. Конкурсы по ним также непрозрачны, а технические задания заранее составлены под конкретного победителя. В результате все наиболее «высоколиквидные» конфликты «Траста» и «Открытия» впрямую или косвенно оказываются под контролем «А1» и других структур «Альфа-Групп».

«Оздоровитель» убивает активы

Имеются и другие свидетельства деятельности менеджмента «Траста», которая может нанести серьезный материальный ущерб государству и репутационный — Центробанку, который курирует работу по санации кредитных учреждений и очистке их от токсичных активов.

Так, несмотря на четырехкратное увеличение в этом году штата УК «Траст недвижимость», с 30 до 120 сотрудников, компания не реализовала ни одной сделки, а арендные сборы существенно сократились. При этом практически весь объем собранных средств был потрачен на зарплаты, так что компания рискует завершить год с убытками. Причина сложившегося — в полной потере контроля над своим структурным подразделением со стороны руководства «Траста», что привело к серьезным злоупотреблениям служебным положением менеджерами УК, выраженным в том числе в занижении на бумаге арендной платы, неучтенных арендаторах и т. д.

В связи с этим возникают вопросы к формированию фонда оплаты труда, тем более что аналогичная ситуация наблюдается и в других дочерних структурах «Траста», управляющих сельскохозяйственными, строительными, лесными и другими активами банка. После проведенной в этом году оптимизации численности персонала в головной структуре высвобожденные сотрудники были переведены именно в эти компании. Это привело к существенной дополнительной финансовой нагрузке на предприятия, у которых на содержании находятся еще и собственные штаты менеджеров.

Отрицательные финансовые результаты деятельности «Траста» в этом году, по сути, говорят о том, что банк не справляется с управлением вверенными ему активами. Собственно, в классическом понимании управлением действия «Траста» в отношении целого ряда активов назвать нельзя. Менеджмент банка вместо того, чтобы принимать меры по оздоровлению предприятий для повышения их привлекательности с целью последующей реализации по рыночной цене, демонстрирует тактику — как можно быстрее сбыть актив со значительным дисконтом.

Стратегия, которой придерживается «Траст» в работе с проблемными предприятиями, заключается в том, чтобы блокировать текущую деятельность проверками и судами, в том числе с другими кредиторами, сменить менеджмент, сократить расходы и в итоге привести компанию к банкротству, которое будет взято под контроль структурами, заинтересованными в приобретении актива по заниженной цене.

В частности, такая тактика наблюдается в отношении: «Русского зерна», который обрастает долгами на фоне сокращения прибыли; «Белой птицы», чья дочерняя структура обанкрочена по заявлению «Траста»; «Уралбройлер», в отношении которого БНА предпринимает попытки переложить ответственность за неуплату налогов на бывший менеджмент, чтобы, по некоторой информации, продать очищенный актив ее прежнему владельцу, депутату ГД от ЛДПР Олегу Колесникову.

Депутат Колесников тоже погрел руки

Кроме того, «Траст» банкротит нефтегазодобывающую компанию «Руспетро», предъявив ей требования на общую сумму почти 11,5 млрд рублей, и разработчика электровакуумных приборов СВЧ-диапазона «Плутон», в том числе исполняющего госзаказы.

Вся же деятельность «Траста» в нынешнем виде по своей сути ничем не отличается от того, что делает АСВ. Агентство тоже работает с проблемными активами и, как теперь очевидно, также в интересах «Альфа-Групп».

Отличие между двумя структурами — в результативности заявленных целей, если принять во внимание неэффективную работу менеджмента и значительный объем непрозрачных расходов «Траста». В целом же действиям руководства как «Траста», так и курирующего его «Открытия», в особенности главам обеих структур — Александру Соколову и Михаилу Задорнову, допустившим конфликт интересов, должна быть дана соответствующая оценка, в том числе правовая, учитывая наносимый государству ущерб.

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Популярное

Вверх