Политика

Команда Навального объявила новый большой митинг против репрессий и коррупции

Команда Навального объявила новый большой митинг против репрессий и коррупции

«Каждому из вас нужно присоединиться к нашей кампании на сайте, открыто заявить о своей готовности выходить и бороться за будущее России. Наша первичная цель — 500 тыс. человек», — поясняют организаторы.

Команда Алексея Навального анонсировала новый большой митинг. Он пройдет, когда на сайте с требованием освободить Навального отметятся более 500 тыс. человек, готовые выйти на улицы «против коррупции, репрессий и политических убийств».

«Мы запускаем большую политическую кампанию, главное требование которой — освободить Алексея Навального. Первое, что мы сделаем, — организуем митинг, принципиально новый митинг, который мы до этого еще не делали. И мы сделаем его таким массовым, что его сложно будет разогнать», — говорится в телеграм-канале «Команда Навального».

Дата митинга будет озвучена позже. Сейчас сторонники оппозиционера призывают всех неравнодушных отмечаться на специальном сайте. «Каждому из вас нужно присоединиться к нашей кампании на сайте, открыто заявить о своей готовности выходить и бороться за будущее России. Наша первичная цель — 500 тыс. человек», — поясняют организаторы.

Масштабные акции протеста в поддержку Алексея Навального и против «путинского режима» прошли по всей России 23 и 31 января, а также 2 февраля. По оценкам наблюдателей, на митинги и шествия вышли от 200 тыс. до 300 тыс. человек, были задержаны свыше 11 тыс. человек, многих арестовали и оштрафовали. На данный момент возбуждено 90 уголовных дел. Жесткие задержания на мирных акциях осудили политики, общественные деятели, актеры, журналисты, юристы, представители науки и искусства. США и ЕС ввели против России санкции из-за преследования Навального.

Пока Алексей Навальный в колонии по уголовному делу «Ив Роше», а ключевые члены его команды являются фигурантами уголовных дел за митинги в его поддержку, соратники оппозиционера заявляют, что главный политический проект на 2021 год — «Умное голосование», с помощью которого планируется провести не меньше 20 независимых депутатов в Госдуму. В интервью Znak.com глава штабов Навального Леонид Волков ответил на претензии к проекту, рассказал, почему «Умное голосование» не будет заключать соглашений ни с какими политическими партиями и планируются ли уличные акции протеста.

«Монополия на власть сейчас очень сильна, в ближайшее время она никуда не денется»

— Концепция «Умного голосования» — «голосуй за любого, кроме единоросса»…

— Нет, это не так. Мы призываем всех сторонников голосовать за того конкретного кандидата в округе, который имеет наилучшие шансы победить единоросса. За любого кроме — это не умное голосование.

— А что, правда есть выбор и поведение представителей разных партий как-то принципиально отличается друг от друга после выборов? Хороший пример: в конце 2019 года депутаты Мосгордумы приняли собянинский бюджет столицы большинством голосов, за него голосовала и примерно половина депутатов, поддержанных во время кампании «Умным голосованием».

— Фундаментальная идея «Умного голосования» заключается в том, чтобы улучшать ситуацию с политической конкуренцией и лишать «Единую Россию» монополии на власть. У «Умного голосования» реалистическая концепция. Мы понимаем, что монополия на власть сейчас очень сильна, в ближайшее время она никуда не денется. Но при этом мы все равно пытаемся ее снизить, потому что мы верим, что монополия — это очень плохо. Это непреложный факт, касающийся всех сфер человеческой деятельности, в том числе, безусловно, и политики.

Сейчас, если даже посмотреть по опросам «Левада-Центра» (признан иноагентом), рейтинг «Единой России» — 27%, при этом в Госдуме она занимает почти 80% мест, а в региональных парламентах — в большинстве 60–70%, а где-то и 90%. Мы считаем, что это даже просто по-человечески неправильно и несправедливо. Это противоречит духу и смыслу демократии.

С помощью «Умного голосования» мы пытаемся эту ситуацию хоть как-то выровнять — в рамках возможного, в рамках допустимого. Была бы у нас наша партия — мы бы шли на выборы и завоевывали бы свои проценты [голосов]. Но мы реалисты, мы знаем, что нашей партии нет, нам девять раз незаконно отказывали в регистрации. Хорошо. Тогда мы будем пытаться сделать так, чтобы те партии, которым можно участвовать в выборах, были в большей степени представлены в парламенте, чтобы расклад был не 80% на 20%, а 60% на 40%, а лучше бы — 40% на 60% не в пользу «Единой России». Естественно, это не приводит немедленно к тому, что все псевдооппозиционные партии — мы все знаем про ЛДПР, КПРФ и «Справедливую Россию» — становятся оппозиционными.

Рейтинг «Единой России» снижается, но партия по-прежнему широко представлена в парламентах

Тем не менее мы улучшаем качество парламентов за счет повышения репрезентативности не только «Единой России». Мы создаем предпосылки, чтобы политическая ситуация стала более турбулентной и более конкурентной.

Мосгордума — отличный пример, который ты привела. Действительно, с помощью «Умного голосования» избрались 20 депутатов из 45, из них около 10 или даже 11 крайне быстро были кооптированы, спроституированы и стали обычными чувачками, которые ничем не отличаются от единороссов. Осталось восемь или девять независимых, что все еще на восемь или девять больше, чем в предыдущем созыве.

И второе. А если бы было изначально не 20, а 23 независимых депутата? Если бы мы получили большинство мест, купить депутатов стало бы в разы сложнее. Например, было 20 независимых депутатов. Окей, даришь каждому по двухкомнатной квартире и покупаешь их. Та покупка, к сожалению, оказалась несложным делом. Но если независимых депутатов большинство, они начинают стоить гораздо дороже.

— Мне кажется, у власти достаточно денег, чтобы повысить ставки и купить как 10, так и 20 депутатов.

— Но даже в Москве не смогли всех купить. Потому что не все продается и не все продаются. Это все гораздо более сложная история. И мы все равно увеличиваем политическую турбулентность.

Старая, полностью отдроченная Мосгордума, была куда как более приятнее и удобнее для власти, чем нынешняя, в которой немножечко, но все-таки несогласие есть. Любая электоральная победа несогласованного неожиданного кандидата создает проблемы.

Потому что вот согласованный кандидат проиграл, а ты же ему что-то пообещал, каких-то денег у него взял, какие-то обязательства возникли. И тебе надо все переигрывать, перерешивать. Это все геморрой.

«Мы достигли политической турбулентности в Москве»

— Это маленькая проблема для узкой группы чиновников. Но на интересы избирателей это как влияет?

— Это одна маленькая проблема, но политика и заключается в том, чтобы создать тысячу маленьких проблем, миллион маленьких проблем [для власти]. Тут одна маленькая проблема, там одна маленькая проблема. Где-то наступает предел возможностей, предел устойчивости системы, предел ее способности справляться с таким количеством проблем. Где-то проблем становится слишком много, и система теряет устойчивость и ломается.

— Когда наступит этот предел? По каким признакам ты понимаешь, что предел стал ближе?

— Мы не знаем, и, разумеется, никто не знает. Но также понятно, что Мосгордума, в которой есть десять независимых депутатов, лучше, чем Мосгордума, в которой нет ни одного. Это больше проблем [для власти]. Конечно, историю с Мосгордумой-2019 мы заносим в огромный плюс и в огромный актив «Умного голосования», потому что мы свою политическую цель достигли — мы достигли политической турбулентности в одной отдельно взятой Москве.

Еще раз повторю, что если бы там не было большинства у «Единой России», я уверен, что и [депутат Мосгордумы] Леонид Зюганов стал бы неожиданно дерзким и вспомнил бы про то, какой он оппозиционер и перестал бы во всем слушаться московскую власть, просто потому что ему это было бы политически выгоднее.

Сейчас-то ему нет никакого смысла быть дерзким — он за это не получит никакие плюсы, только административные аресты. А было бы большинство, как с ЛДПР в Хабаровске, — и вел бы он себя совсем по-другому.

— Все-таки про политическую турбулентность в Москве — достаточно громкое заявление. Все собянинские решения, все решения администрации президента принимаются, пусть и с небольшой критикой независимых депутатов.

— Мы же не говорим, что власть потеряла управляемость. Я не собираюсь включать профессора Соловья и говорить, что Путин не доживет до конца года. Неправда, wishful thinking. У власти все хорошо с запасом прочности, управляемости и так далее. Тем не менее ситуация, которая есть сейчас, может быть более или менее комфортна для Собянина, когда есть независимые депутаты, которые пишут какие-то запросы и надо работать с оглядками. Если бы больше людей поверило в «Умное голосование» в 2019, и мы бы получили большинство независимых депутатов в Мосгордуме, и они бы взяли какие-то комитеты, смог бы провести Собянин свой бюджет? Конечно, смог бы. Но это было бы гораздо труднее.

Леонид Волков
Леонид Волков задаст жару 

Мы видим сейчас на примере Томска, где в горсовете кандидаты от «Умного голосования» получили большинство…

— Но спикером в Томске стал все равно не представитель независимых депутатов.

— По спикеру — они (власти. — Znak.com) кооптировали коммунистов, и коммунисты все-таки избрали единоросса. При этом при голосовании в горсовете там было 20 на 15. То есть в Томске у координатора штаба Навального — который иностранный агент и враг народа — 40% голосов депутатов крупного российского города. Ну ничего себе история!

— Но, к сожалению, этого недостаточно для принятия решений.

— По спикеру не хватило, а по бюджету — они понимали, что не смогут просто прожать, они пошли на огромные уступки. Наша фракция в итоге голосовала за бюджет, потому что мы понимаем, что по муниципальному бюджету гибкости не очень много. Но везде, где гибкость была, по важным для нас элементам повестки, скажем, по радикальному сокращению расходов на пропагандистские СМИ, они везде подвинулись. Потому что они понимали: через такую думу они свой обычный бюджет просто не проведут. То есть появляется место, появляется пространство для нормально политического парламентского диалога, для нормальной парламентской политической работы.

Опять же мы же не отрицаем, что партия «Единая Россия» существует как политическая сила. Мы же не отрицаем, что у нее есть ее сторонники. Как раз в Томске она имеет около 30% мандатов, что примерно соответствует ее настоящему весу.

— Мне кажется, не «Единая Россия» сама по себе политическая сила. А пул партий и администрация, которая через любую партию может протолкнуть удобных кандидатов…

— Я призываю нас с тобой не впадать в две крайности. Первая — профессор Соловей, который считает, что режиму кранты. Режиму не кранты, мы понимаем, как он функционирует, мы реалисты, у него есть запас прочности. И, тем не менее, даже в рамках того, что мы понимаем, как он функционирует, мы видим, как много можно делать и как много ему можно нанести ущерба.

Вторая крайность — та, с позиции которой ты сейчас пытаешься выступать адвокатом дьявола, — у них все схвачено, зацементировано, режим абсолютно монолитен, и через любую партию имеет возможность провести любое решение. Конечно, это не так.

Мы видели, как десантник Сережа Миронов позировал с белой ленточкой и рассказывал про то, как не хватает демократии, когда он думал, когда ему казалось, что белоленточная история возьмет верх в конце 2011. Понятно, что он очень быстро перевернулся на 180 градусов, но эта история показывает, что все эти политические животные готовы держать нос по ветру, когда видят, что ветер в ту или иную сторону меняется. Это хорошо, так работает политика, это надо использовать и учитывать.

«„Умное голосование“ воспринимается АП как главный и серьезный политический конкурент»

— Пока есть примеры движения в противоположную сторону. Например, в Новосибирске самовыдвиженец Мухарицын, избранный при поддержке «Умного голосования», вступает во фракцию «Единой России».

— Да. С Мухарицыным был образцово-показательный неприятный пример. Думаю, что даже пример в каком-то смысле специально сконструированный, то есть я думаю, что им хотелось. «Умное голосование», безусловно, является главным и единственным политическим оппонентом Кремля. Сейчас реально администрация президента ничем особо не занимается, кроме как пытается придумать, как еще ущемить «Умное голосование».

— Это ты откуда знаешь?

— Можно в это верить или не верить, с этим можно спорить. Я про это не собираюсь спорить, потому что это для меня факт. Такого же уровня факт, как то, что Волга впадает в Каспийское море, а ФСБ по приказу Путина отравила Навального «Новичком». Вот примерно такого же уровня факт — это факт, что «Умное голосование» воспринимается АП как главный и серьезный политический конкурент, как главная и единственная политическая угроза, и они с утра до ночи думают, что именно с этим делать.

— У тебя есть хотя бы косвенные подтверждения, что это действительно так?

— Еще раз — я не хочу вести про это дискуссию. Мы это наблюдаем по совокупности фактов. Это и нормативные акты, которые они бесконечно продвигают по запрету агитации, по усложнению наблюдения, по невозможности агитировать, по сути дела, в интернете за третьих лиц.

Новые технические решения по блокировкам, которые они принимают, на самом деле, и мы это скоро увидим, к сожалению, направлены на то, чтобы эффективно заблокировать именно «Умное голосование».

Я не буду слишком глубоко вдаваться в технические термины, но мы хорошо видим и знаем, что именно они сейчас делают в технологической сфере. Они все бросили на борьбу с «Умным голосованием», они реально его очень сильно боятся. И поэтому, конечно, они радостно цепляются за такие кейсы, а, возможно, они сами специально создают такие кейсы, как кейс Мухарицына.

Дарья Беседина — один из независимых депутатов Мосгордумы
Дарья Беседина — один из независимых депутатов Мосгордумыания Мосгордумы

Да, мы его проглядели. Понятно, что бренд «Единая Россия» сейчас такой плохой и слабый, что очень многие политики предпочитают идти на выборы не под брендом «Единой России». И с точки зрения «Умного голосования» мы всегда призываем голосовать за самого сильного кандидата, который не единоросс. Это красивая короткая формула, которая на практике должна расшифровываться гораздо более сложно. Бывает так, что административным кандидатом является не единоросс, как это, скажем, было в Москве в округе Кумина. Кумин шел на выборы от КПРФ, но он был административным кандидатом. Мы поддерживали Беседину, которая против него выиграла. Или бывает, что административный кандидат идет как самовыдвиженец, и распознать это бывает сложно.

С Мухарицыным наша ошибка была в том, что мы не поняли, что он административно согласованный кандидат. Там был номинальный единоросс, и мы не смогли понять, что административным кандидатом является Мухарицын. Такого рода ошибки, конечно, случаются. А пропаганда их использует.

— Их много?

— Ну сколько-то. Это несколько известных нам случаев.

— Был случай с Константином Антоновым в том же Новосибирске. Это руководитель новосибирского отделения ФоРГО, близкого к Кремлю. Он шел на выборы от «Родины» и изначально «Умное голосование» его поддерживало, но потом отказались от поддержки.

— Историю с Константином Антоновым я проглядел. Ну исправились так исправились. Мы все-таки поддержали больше 1100 кандидатов на этих выборах. Я благодарен за комплимент моей памяти, но всех я не помню, конечно.

«В целом „Единая Россия“ теряет в год от „Умного голосования“ 20% мандатов»

— Вот единороссы любят себе приписывать заслуги, к которым не имеют отношения. Построили садик или школу за деньги налогоплательщиков и при участии бизнеса — ленточку перерезает главный единоросс региона, дополнительный пиар. И вот «Умное голосование» — вы поддерживаете очевидно популярного кандидата, который идет против единоросса и имеет все шансы победить и без «Умного голосования», и когда это случается — объявляете о своем успехе. Это выглядит просто как пиар команды «Умного голосования» на личной победе конкретного политика. В чем разница?

— Давай разделять научный подход и конкретные случаи. Мы анализируем в целом. Было количество мандатов на прошлых выборах, было на этих. Мы видим, что и в 2019, и в 2020 году количество мандатов по тем же округам, которые получили единороссы, сократилось примерно на 20%. Это системная, статистически значимая история. Это отклонение, которое, на мой взгляд, не может объясняться ничем другим, кроме того, что теперь у нас появилась стратегия по консолидации голосов. При этом в каждом конкретном округе можно найти и другое объяснение.

Можно провести параллель с тем, что говорят коронаскептики. Вот тут бабушка умерла, так у нее и так были проблемы с сердечком. А вот тут дедушка умер — так у него и так были сопутствующие заболевания. Но в общем ты никуда не денешься от статистики — в России в целом умерло на 400 тыс. человек больше, и отрицать, что коронавирус внес в это свой вклад, ты не можешь. Тут также.

В целом «Единая Россия» теряет в год от «Умного голосования» 20% мандатов. В каждом конкретном округе есть какой-то сильный чувак, который провел кампанию, он, конечно, собой гордится. Возможно, если отрыв был большим, вклад в его победу «Умного голосования» не был решающим, он, наверное, выиграл бы и так.

— Возможно, и «Единая Россия» умирает и так, сама по себе.

— Да. И получается, что в каком-то округе кандидат выиграл бы итак, в каком-то округе он бы не выиграл. Где-то можно прямо посчитать вклад «Умного голосования». В Москве вклад «Умного голосования» был подсчитан по нескольким методикам разными экспертами. Мы видели и количество заходов на сайт «Умного голосования», и количество людей, которые воспользовались рекомендациями, и сравнивали. Был довольно интересный статистический анализ. Сравнивали результаты кандидатов разных партий, получивших и не получивших поддержку «Умного голосования». То есть смотрели, сколько «Умное голосование» добавляет к среднему коммунисту, к среднему справедливороссу.

На конкурентных выборах поддержка «Умного голосования» может сыграть решающую роль, считает Волков

В Питере было хорошее исследование коллектива ученых под руководством профессора Голосова. Там были муниципальные выборы, кандидаты выдвигались в большом количестве районов. Они взяли всех кандидатов, которые выдвинулись в более чем одном районе. В некоторых случаях эти независимые кандидаты в каком-то районе были нами поддержаны, а в каком-то нет. И они опять же смотрели, сколько процентов добавляла рекомендация «Умного голосования».

Мы знаем, что на выборах в Мосгордуму 2019 года «Умное голосование» добавляло примерно 15–18 процентных пунктов, а на муниципальных выборах в Петербурге в 2020 году — 7–8 процентных пунктов.

Что не очень много, но и не очень мало. Если ты проигрываешь 5 пунктов, то это для тебя решающая штука. Если ты и так выигрываешь 20 — то тебе более или  менее без разницы. Но в целом статистически вклад «Умного голосования» в то, что «Единая Россия» довольно сильно подвинулась, большой, и мы его себе заслуженно приписываем.

В каждом конкретном округе каждому конкретному победившему единоросса кандидату, конечно, приятно думать, что это он такой молодец, и в какой-то части случаев это действительно так. Он действительно молодец и победил без «Умного голосования». Только знаешь, это он после «Умного голосования» задним умом уже говорил: «Это я такой молодец, победил бы и без вас». А до «Умного голосования» он себя ведет совсем по-другому.

Вот пример — выборы в тамбовскую городскую думу в прошлом году. Там был такой Максим Косенков, экс-мэр, которого выгнали с этой должности за какой-то довольно смешной гей-скандал. Это такой довольно харизматичный местный политик, и он взял себе франшизу «Родины» и повел 18 одномандатников в гордуму под брендом этой партии. Перед выборами он бегал в наш штаб каждый день как на работу. Он вел переговоры, он дал направления нашим наблюдателям. Он говорил: «Пожалуйста, включите кандидатов в „Умное голосование“ — все, что угодно, сделаю». В итоге мы поддержали 16 из его 18 кандидатов, и все 16 выиграли.

Мы пишем, что 16 кандидатов при поддержке «Умного голосования» выиграли. На следующую неделю после выборов этот Косенков, который стал председателем городской думы, говорит: «Никакой штаб Навального я знать не знаю, это все враги и предатели Родины, мы с ними никаких дел иметь не хотим». Понятно, ну, разумеется, что так и должно быть, и нормально. Мы не в обиде, и мы абсолютно довольны и этим результатом — тем не менее «Единую Россию» в одном отдельно взятом Тамбове мы разгромили.

— «Единую Россию» разгромили, но получается, все эти 16 депутатов никак оппозиционно себя не проявляют и заявили, что не имеют отношения к оппозиции?

— Они не имеют непосредственного отношения к штабу Навального.

— Они, по сути, ничем не отличаются от единороссов, просто у них есть флаг «Родины». То есть флаги разные, а идеология одна.

— Нет. Все равно это все копится и имеет большое символическое значение. Люди видят, что «Единую Россию» можно победить и ничего страшного не происходит — ни в Тамбове, ни в Хабаровске, где тоже вынесли «Единую Россию», не случается коммунальная катастрофа. Регионы по-прежнему живут и управляются. Все равно количество конфликтов и противоречий между местными элитами становится больше. Единороссам, опять же, которые участвовали в выборах, что-то пообещали, как-то между ними это все поделили, а сейчас все распределяется абсолютно по-другому. Возникает конфликт города и области, потому что здесь формально одна партия, а там — другая. Возникает политическая конкуренция. Это значит, что на выборах в Госдуму в этом отдельно взятом Тамбове что-то сильно фальсифицировать будет гораздо сложнее, чем до того. Потому что опять же придется с большим количеством разных стейкхолдеров договариваться.

Один конкретный Леонид Зюганов ничем не лучше, чем один конкретный Алексей Шапошников. Но Мосгордума, в которой 20 маленьких Шапошниковых и 20 маленьких Зюгановых, конечно, лучше, чем Мосгордума, в которой 40 маленьких Шапошниковых. Просто потому, что в ней есть больше пространства для политического маневра, для конкуренции, для всего такого.

В абсолютно все наши штабы сейчас валом бегут региональные политики договариваться, клянчить, просить, говорить: «А сколько надо заплатить, чтобы „Умное голосование“ нас поддержало?» Просто очередь стоит.

Но мы ничего не просим у кандидатов, которое «Умное голосование» не поддержало. Мы не требуем, чтобы они голосовали так, как мы хотим. Мы не говорим, что они нам теперь чем-то обязаны. Нет, не обязаны. Но зато мы и за поддержку ничего не просим. Ты не можешь отказаться от поддержки «Умного голосования» или, наоборот, привлечь поддержку «Умного голосования». Нет, прости, тут все честно двусторонне: ни на тебя поддержка «Умного голосования» не налагает никаких обязательств, но и мы не берем на себя никаких обязательств.

Платить нам деньги, уговаривать, договариваться — бесполезно. Идите в округ, работайте, и если мы увидим, что вы самый сильный конкурент единороссу, мы вас поддержим. И ничего с вас за это не возьмем, и ничего с вас за это не будем требовать. Вы можете стать депутатом, избраться и при этом делать все, что вы хотите. Нашим сторонникам мы тоже не даем завышенных обещаний. Мы говорим: реальная штука, которую можно сделать сейчас в России объективно, — повысить уровень политической конкуренции, повысить уровень турбулентности.

«Заключать какие-то соглашения с КПРФ, „Яблоком“ или с кем угодно — противоречит сути „Умного голосования“»

— Но чтобы была политическая конкуренция, должен быть хоть какой-то выбор между идеологически разными партиями. А его нет.

— Нет никаких идеологических партий в России. Ну давай серьезно обсуждать, что коммунисты у нас левые? Нет, конечно! Есть какое-то количество групп интересов, которые распределяют эти мандаты. И каждый раз, когда мы им ломаем игру, мы делаем ситуацию более шаткой, менее устойчивой. Люди учатся побеждать. Люди понимают, что до 2019 года был один кабинет, где распределяли мандаты, где людей делали депутатами. Это кабинет на Старой площади в администрации президента. Вот туда надо было ходить, туда надо было заносить, и ты становился депутатом. А тут выяснилось, что пришли ребята и сломали всю эту конструкцию.

Выяснилось, что ты можешь занести деньги на Старую площадь, но ничего в итоге не получить. Выяснилось, что назначалка депутатов сломалась, стала гораздо хуже работать.

Сейчас все люди, которые приходят на Старую площадь, им говорят: «Вставай на колени и подобострастно отдавай эти 3 млн долларов». А они все этому условному Кириенко говорят: «А какие гарантии? А что будет, если нас „Умное голосование“ победит?» Знаешь, как это должно их злить и бесить! Мы сломали им всю выстроенную, настроенную политическую систему. И последствия этого, может быть, не видно невооруженным взглядом для широкого наблюдателя.

— Избирателям не видны.

— Ну, а мне видны. И людям в политике видны. Это такие трещины на льду, которые, может быть, сверху не видны, но когда ты на него вступишь — он провалится.

Мы и нашему избирателю ничего не обещаем, кроме того, что мы повысим уровень политической конкуренции и сделаем ситуацию менее стабильной.

Если при этом избранный «Умным голосованием» чувак еще и хорошим депутатом оказывается — это не наше обязательство, это бонус, бесплатная, дополнительная вишенка на торте.

То есть Савостьянов, Ступин или Енгалычева в Москве оказались еще и хорошими боевыми депутатами. Но даже если бы они ими не были, все равно мы бы гордились результатами московского «Умного голосования».

— А ты не считаешь, что вы прикладываете недостаточно усилий для консолидации сил вокруг кандидатов, поддержанных «Умным голосованием»? Есть случаи — и они не единичны, — когда еще до выборов кандидаты публично заявляют, что не хотят вашей поддержки.

— Я всегда считаю, что мы прилагаем недостаточно сил, потому что всегда хочется сделать больше. Это всегда правильное направление человеческой рефлексии. И мы перед собой ставим задачу резко нарастить количество участников «Умного голосования». Мы считаем, что пока мы, видимо, недостаточно хорошо объяснили, недостаточно хорошо агитировали. Мы пока считаем, что нам все еще недостает людей. Мы считаем, что их должно быть гораздо больше. Сила «Умного голосования» напрямую зависит от одного-единственного фактора — сколько в нем зарегистрировано участников.

Объединяться с другими политическими силами перед выборами команда Навального не намерена

Объединяться с другими политическими силами перед выборами команда Навального не намеренаЯромир Романов / Znak.com

— Сколько сейчас зарегистрировано?

— Мы не разглашаем эту цифру, в том числе потому что мы ей не очень довольны. Мы хотим, чтобы было гораздо больше. Вся наша работа сейчас связана с тем, как сделать так, чтобы людей в «Умном голосовании» было гораздо больше. Но как это связано с вопросом про то, почему люди отказываются? Никак не связано.

— Если бы вы в конкретном муниципалитете заранее договаривались с ЛДПР, КПРФ или любой другой партией, кандидатов которой вы поддерживаете, о том, что вы идете на выборы единым фронтом, наверное, не было бы таких странных заявлений, когда люди публично отказываются от вашей поддержки.

— «Умное голосование» ни с кем не ходит единым фронтом. Мы не хотим брать на себя обязательства. Зачем нам брать обязательства перед КПРФ? А если мы решим в итоге не поддерживать кандидатов от КПРФ? Заключать какие-то соглашения с КПРФ, «Яблоком» или с кем угодно — противоречит сути «Умного голосования». Мы берем одно и простое обязательство исключительно перед нашими сторонниками: мы сделаем все возможное, чтобы как можно больше людей консолидированно проголосовали за того кандидата, кем бы он ни был, у кого наибольшие шансы победить единоросса. Не надо пытаться начинить «Умное голосование» смыслами, которых в нем нет и никогда не было. А почему «Умное голосование» не ремонтирует холодильники? Потому что это не инструмент для ремонта холодильников.

— Ты веришь, что «Единая Россия» потеряет большинство на ближайших выборах Госдумы?

— На ближайших выборах вряд ли «Единая Россия» потеряет большинство в Госдуме. Но сейчас в Госдуме мы имеем одного дерзкого депутата, который недавно вылез, — [Сергей] Иванов из ЛДПР. Тоже, заметь, что вроде все было зачищено, но перед выборами все-таки кто-то начал вылезать из-под кустов. Политические животные чувствуют, что начинает что-то происходить, и начинают вылезать. Я думаю, что мы можем получить 20–30 независимых депутатов, а это, конечно, огромная сила. Мы же видим, сколько шороху наводил даже абсолютно травоядный Дима Гудков. Сам факт, что есть независимый депутат Госдумы, который может писать какие-то запросы, может что-то делать, может возбухать и выступать, уже сам по себе нервировал и раздражал власть. И на борьбу с ним было потрачено весьма немало усилий, не так ли? А мы думаем, что весьма реально добиться, чтобы в Госдуме-2021 было несколько десятков чуваков, по формату и по дерзости, не уступающих тому же Диме Гудкову.

«Как часть избирательной кампании — конечно, уличные мероприятия будут проводиться»

— Какие инструменты будете использовать для привлечения внимание к «Умному голосованию»?

— У нас один инструмент. Это кампания через наши интернет-ресурсы, через наши штабы. Тут никакой секретной магии нет, и ей просто неоткуда взяться. Просто нужно много работать.

— Наверное, с этим будет больше проблем из-за уголовных дел и арестов ключевых спикеров ФБК (признан иноагентом)?

— Да, конечно, приложено много усилий, чтобы кампанию в поддержку «Умного голосования» было сложно вести. Большие, осознанные усилия приложены нашими оппонентами. Ее будет вести сложно как никогда. Но все-таки и мы стали сильнее и больше всего умеем и расширяем арсенал наших ресурсов, придумываем ходы и технологии. Естественно, я не буду рассказывать об этом, в том числе не буду рассказывать, что мы придумали с новыми блокировками. Но понятно, что мы работаем напряженно.

— Офлайн-активность будет, приуроченная к выборам Госдумы и для пиара «Умного голосования»?

— Конечно.

— Это будут организованные массовые акции или митинги?

— Мы будем очень много вкладываться в поддержку и продвижение «Умного голосования» в целом. Для нас это ключевая штука, это наш главный политический проект. Тут мы никаких ресурсов не пожалеем, и в рамках законного и разумного будем делать все возможное.

Последние массовые акции протеста были в поддержку Навального месяц назад

Лучший инструмент поддержки «Умного голосования», как показывает наш политический опыт, — это избирательная кампания. То есть когда люди видят, что есть кандидаты, которые готовы сражаться за победу и которых не пускают на выборы, это людей злит. И это приводит к тому, что люди склонны больше и само «Умное голосование» поддерживать. 

В регионах, где была кампания независимых кандидатов — вне зависимости пустили их или нет, — уровень участия избирателей в «Умном голосовании» оказывался выше.

В прошлом году мы вели кампании в четырех регионах: Новосибирск, Томск, Чебоксары, Тамбов. На больше у нас не хватало ресурсов. И люди следили за тем, что происходит в политическом пространстве этих регионов. И в них мы и добились самых больших успехов «Умного голосования», за исключением Чебоксар, где очень сильно фальсифицировали, и у нас ничего толком не получилось. При этом в Тамбове, как мы знаем, наших кандидатов не пустили, их снимали по подписям, по беспределу. Но результат «Умного голосования» был при этом очень хорошим. Потому что была предварительная кампания, была борьба — это было внесено в политическое сознание жителей региона. В Москве успех «Умного голосования» был тоже связан с тем, что перед выборами была большая кампания наших кандидатов.

— И были как раз масштабные акции протеста из-за недопуска  независимых кандидатов на выборы Мосгордумы.

— Да.

— Будут ли акции перед Госдумой?

— Мы же проводим акции протеста не ради акций протеста, а тогда, когда есть почему и против чего протестовать. Ты не можешь устраивать акции протеста, пока нет повода для протеста. Как часть избирательной кампании — конечно, уличные мероприятия будут проводиться. Но есть определенные законы жанра. Сначала ты борешься за регистрацию, тебя пускают или не пускают на выборы. Если не пускают — людей, которые за тебя подписывались, это возмущает, и ты выходишь на акции. Есть драматургия того, как все может или не может развиваться. Мы ее вроде бы достаточно хорошо знаем.

— Госдума будет основной кампанией для вас в этом году?

— Конечно.

— Будете выбирать хотя бы несколько ключевых регионов, где будете заниматься и региональными выборами тоже?

— У наших штабов довольно большое количество кандидатов идут по разным регионам на уровне Заксобраний и городских дум. Мы довольно скоро, наверное, сможем рассказать, кто именно и где именно. Но понятно, что, к сожалению, Госдума все затмит и все забьет, и в российской политической повестке ничего, кроме Госдумы, не будет, и несколько ярких региональных политических кампаний останутся в тени. Это неизбежно.

— Есть у вас понимание, с какой партией вы, скорее всего, будете больше всего сотрудничать во время кампании в Госдуму?

— Что ты понимаешь под сотрудничеством? Что мы сядем и подпишем протокол о сотрудничестве? Партия «Яблоко» с одной стороны и штаб Навального — с другой? Конечно, такого не будет.

— Может, вы видите статистически, что, например, вы чаще в рамках «Умного голосования» поддерживаете кандидатов от КПРФ или от какой-то другой партии?

— Статистически мы ничего такого не видим. Нет ничего такого, о чем бы я мог сейчас сказать.

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Популярное

Вверх